и солнце стало мрачно … (Откр.6:12) [1]

В июне 2016 года в г. Калимвари (Греция) состоялся Всеправосла́вный Собо́р (официальное название — Святой и Великий Собор Православной Церкви — собор предстоятелей и представителей 10 из 14 признанных поместных Православных церквей)

Этот собор является итогом и следствием духовных процессов, произошедших во всех поместных церквах, приведших к изменению Устава, попранию Символа Веры и узурпации власти иерархами. Такие же события произошли и в РПЦ, о чем подробно описано в главе “И когда Он снял шестую печать … (Откр.6:12)


Приводим полностью статью Дмитрия Мельникова, опубликованную в Православной интернет-газете «Дух христианина» 

НЕ ПРАЗДНОВАТЬ, А КАЯТЬСЯ: Критский Собор поколебал православный догмат о Церкви

Вот уже минул год с момента проведения т. н. «Святого и Великого» собора-саммита десяти Автокефальных Православных Церквей на о. Крит. В Патриархатах, Предстоятели которых принимали участие в работе форума, прошли торжественные мероприятия. В частности, согласно сообщению «Седмица.ру», в Бухаресте (Румыния) 15 июня состоялся симпозиум, организованный Богословским факультетом Патриарха Юстиниана, на тему «рецепция решений Святого и Великого Собора» (рецепция – от лат. receptio – принятие; восприятие, усвоение церковной полнотой).

Работу симпозиума возглавил епископ Плоештский Варлаам, участник Критского саммита. В ходе мероприятия преподаватели Богословского факультета представили доклады с анализами текстов и решений Критского собора.

В начале мероприятия Патриаршим советником священником Михаилом Титой было зачитано послание Патриарха Румынского Даниила. «Критский Собор явственно подтвердил, что Православная Церковь – Церковь Единая, Святая, Соборная и Апостольская», – заявил румынский Предстоятель.

Однако Патриарх Даниил не привел веских аргументов в поддержку озвученного тезиса. В то же время антитезис имеет множество убедительных доказательств.

Критский Собор не подтвердил, а скорее опроверг догмат о Православной Церкви – Единой, Святой, Соборной и Апостольской.

1. Единство и единственность Христовой Церкви означают то, что только она одна является Телом Христовым, вне которого нет спасения и благодати.

Великий Сербский догматист преподобный Иустин Челийский пишет: «Богоносные Апостолы боговдохновенно говорят о единстве и единственности Церкви, обосновывая это единством и единственностью ее основателя – Господа Иисуса Христа: „Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3,11).

Помимо Святых Апостолов, Святые Отцы и Учители Церкви с мудростью Херувимов и ревностью Серафимов исповедуют единство и единственность Православной Церкви, поэтому понятна их пламенная ревность при всяком отделении и отпадении от Церкви и их строгое отношение к еретикам, ересям и расколам. В этом отношении исключительную важность имеют святые Вселенские и святые Поместные соборы. По их мнению, Церковь не только одна, но и едина. Как у Господа Иисуса Христа не может быть нескольких тел, так у Него не может быть и нескольких Церквей, отсюда: разделение, раздел Церкви есть явление онтологически и по существу невозможное. Разделений Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут только отпадения от Церкви; так нежелающие приносить плода ветви засохшими отпадают от вечноживой Богочеловеческой лозы – Господа Иисуса Христа (ср.: Ин. 15, 1–6). От единой и неделимой Церкви в разные времена отделялись и отпадали еретики и раскольники, и этим отделением они перестали быть членами Богочеловеческого Тела Церкви. Так сначала отпали гностики, затем ариане, а за ними духоборцы, монофизиты, иконоборцы, католики (включая будущих протестантов), униаты… – словом, все члены еретическо-раскольнического легиона (ср.: Мк. 5,9)».

Но в принятом и одобренном Критским собором документе «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром» просматривается иная экклезиология (учение о Церкви). В нем утверждается разделение христианского мира и первенство Православной Церкви в процессе достижения якобы утраченного единства.

Например, пункт 4-й документа гласит: «Непрестанно молясь «о соединении всех», Православная Церковь всегда развивала диалог с отделенными от нее, ближними и дальними, первенствовала в поиске путей и способов восстановления единства верующих во Христа, принимала участие в экуменическом движении с момента его появления, и вносила свой вклад в его формирование и дальнейшее развитие. Кроме того, Православная Церковь, которой присущ дух вселенскости и человеколюбия, в согласии с божественным произволением „чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4), всегда трудилась ради восстановления единства христиан».

2. Церковь Христова свята, и ее святость подразумевает вступление в нее через покаяние. «Церковь – Богочеловек Иисус Христос – с кротким терпением принимает грешников, наставляет их, стараясь пробудить их и побудить к покаянию, духовному оздоровлению и преображению, и Святость Церкви их пребыванием в ней не умаляется, – говорит преподобный Иустин. – Только грешники нераскаянные, упорствующие во зле и богоборческой вражде, отсекаются от Церкви видимыми действиями Богочеловеческих церковных властей или невидимым действием суда Божия, поэтому и в таком случае сохраняется святость Церкви. „Извергните развращенного из среды вас» (1 Кор. 5, 13)».

А Критский Собор в том же документе утверждает иное средство для достижения «христианского единства» – экуменический диалог (п. 5): «Современные двусторонние богословские диалоги, которые ведет Православная Церковь, равно как и ее участие в движении за восстановление единства христиан, основываются на ее православном самосознании и духе вселенскости и имеют целью поиск утраченного единства всех христиан…»

3. Церковь именуется Апостольской, ибо она основана на учении Святых Апостолов. «Церковь называется „Апостольской», – говорит святитель Филарет Московский, – потому что она непрерывно и неизменно сохраняет от апостолов и учение, и преемство даров Святаго Духа через священное рукоположение. В этом же смысле Церковь называется также „Православной», илиПравоверующей». „Вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф. 2, 19–20). Символ веры, когда называет Церковь Апостольской, наставляет твердо держаться учения и преданий апостольских и избегать учения и учителей, основывающихся не на учении Апостолов. Апостол Павел говорит: „Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим» (2 Сол. 2, 15). „Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайтеся» (Тит 3, 10). „Есть много и непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста; они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти» (Тит. 1, 10–11). „Если и Церкви не послушает, то будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 17)».

Дополняя мысль святителя Филарета, преподобный Иустин пишет: «Это Богочеловеческое апостольство полностью нашло свое продолжение в земных наследниках богоносных Апостолов – в Святых Отцах. Между ними по существу нет никакой разницы: во всех них безсмертно живет и действует Богочеловек Христос, который „вчера, сегодня и вовеки Тот же» (Евр. 13, 8). Святые Отцы в действительности выполняют дело Святых Апостолов и как особые святые личности, и как иерархи Поместных Церквей, и как члены святых Вселенских и Поместных Соборов. Для них есть одна Истина – Богочеловек Господь Иисус Христос. И действительно, святые Вселенские Соборы, от первого до последнего, исповедуют, защищают, благовествуют и бдительно охраняют одно единственное – Богочеловека Иисуса Христа».

Вот что означает апостольство Церкви Христовой.

А Критский Собор своим вектором имел как раз не сбережение преданий апостольских и святоотеческих, а их нарушение. В частности, в принятом им документе «Таинство Брака и препятствия к нему» фактически отменяется правило 72-е Шестого Вселенского Собора, категорически запрещающее православным вступать в брак с еретиками. Кроме того, на Соборе присутствовали еретики: паписты, монофизиты, копты и проч., которые участвовали в общей молитве, что категорически запрещено 10-м и 45-м Апостольским правилами.

Наконец, преподобный Иустин оценивает экуменическую организацию «Всемирный совет церквей» как «еретическое, гуманистическое и человеко-поклонническое общество, состоящее из 263 ересей, из которых каждая есть духовная смерть».

А критяне одобрили участие Православной Церкви в этом обществе. «Одним из главных органов в истории экуменического движения, – говорится в 16-м пункте документа «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром, – стал Всемирный Совет Церквей (ВСЦ). Некоторые Православные Церкви были среди его учредителей, а затем все они стали его членами. Как сформировавшийся межхристианский орган, ВСЦ, так же как и другие межхристианские организации и региональные органы, такие как Конференция Европейских Церквей (КЕЦ), Совет Ближневосточных Церквей и Всеафриканский Совет Церквей, несмотря на то, что включают в свой состав не все инославные христианские церкви и конфессии, исполняют важную задачу в деле продвижения единства христианского мира».

Таким образом, Критский Собор не «подтвердил, что Православная Церковь – Церковь Единая, Святая, Соборная и Апостольская», как заявил Патриарх Даниил, а поколебал ее догматическое, каноническое и нравственное основания. Вот почему он должен именоваться не «Святым и Великим», а разбойничьим. И его участникам следует не праздновать его годовщину, а каяться в допущенных нарушениях.

Дмитрий Мельников

и солнце стало мрачно … (Откр.6:12) [2]

Критский Собор утверждает иное средство для достижения «христианского единства» –  экуменический диалог, отвергнутый Иерусалимским патриархом Диодором.

Иерусалимский патриарх Диодор: —

Иерусалимская патриархия на заседании Святейшего Синода 9 мая 1989 г. приняла решение прекратить богословский диалог с англиканами и вообще всеми неправославными. Приводя в качестве основного довода злоупотребление этим диалогом, Синод отважно исповедует то, что не смеют открыто исповедовать другие поместные православные церкви. В письме патриарха Диодора ко всем главам Православных Церквей говорится: «К этому шагу нас прежде всего подстегнуло убеждение всей нашей Православной Церкви в том, что именно она содержит в себе всю полноту истины, являясь Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью и надежным хранилищем божественных догматов нашей непорочной веры и нашего Святейшего Предания и имея во главе самого Иисуса Христа. Поэтому наша Православная Церковь, будучи абсолютно уверенной в правильности своего пути и в своей спасительной апостольской миссии на земле, не имеет никакой потребности в богословском диалоге с неправославными, которые, кстати, могут сами изучить нашу Православную веру и, если захотят, жить по ней. Для нашей Православной Иерусалимской Церкви становится опасным всякий дальнейший диалог с неправославными, поскольку они используют этот диалог, чтобы проводить выше описанную политику прозелитизма и продолжать прочую не допустимую для православной Церкви деятельность

В своей речи, произнесенной 2 октября 1989 г. в старостильном греческом монастыре свв. Киприана и Иустинии, патриарх Диодор сказал: —

Вот уже две тысячи лет Иерусалимская Церковь борется за сохранение в чистоте православного учения и предания, за уважение канонов Церкви и сохранение учения, которое мы приняли от Христа и апостолов… Экуменическое движение со своими диалогами, единственная цель которых – нанести вред Церкви, сегодня хочет подчинить Православие папизму и экуменизму. Уже не первой год идет работа по уничтожению Православия на Святой Земле. Однако Господь, защищающий Иерусалимскую Церковь уже много веков, всегда спасал Православие от любой опасности. Никогда за всю свою двухтысячелетнюю историю Иерусалимом не смог овладеть ни один завоеватель. Сменяли друг друга сатрапы, короли, губернаторы. Но все они ушли в прошлое, а осталась лишь сотня греческих православных монахов – недремлющих стражей нашего святого наследия. К сожалению, вот уже в течение десятилетий, не желая нарушать единство Православной Церкви, Иерусалим номинально вслед за другими Церквами участвует в экуменических диалогах, хотя экуменизм никогда не имел на нас никакого влияния. Тем не менее, участие Иерусалима в этих диалогах дало повод утверждать, что и Иерусалимский патриарх также участвует в движении экуменизма. Мы с огорчением замечаем серьезное злоупотребление этими диалогами со стороны еретиков. Они смущают наших верных, пытаясь любыми путями обратить их в свою веру. Они показывают им фотографии папы с нашими патриархами и епископами, говоря при этом, что уния уже достигнута: «Не слушайте ваших епископов, уния уже существует, Православная Церковь присоединилась к Римской католической Церкви». Слово «уния», вероятно, употреблено здесь в том значении, которое вкладывают в него экуменисты, а именно – подчинение. Поэтому, поразмыслив о своей ответственности перед Господом, перед Церковью, перед самой историей, мы решили в Божественном просветлении прекратить всякий диалог патриархии с неправославными церквами, поскольку после многих лет контакта с ними никакого позитивного результата достигнуто не было. Свое решение мы объявили всем сестринским Церквам и будем придерживаться его так долго, как это будет возможно. Вы знаете, что Иерусалимская патриархия следует старому календарю. Она никогда не меняла и не будет менять учение, каноны и догматы нашей Церкви. Мы и дальше готовы трудиться, а если понадобится – и пострадать ради их сохранения. Угрозы, получаемые нами каждый день и действия наших противников нисколько не пугают нас. Мы останемся непоколебимыми стражами, верными учению нашей Церкви…» [3].

Разумеется, благодаря такой позиции патриарх Диодор сделался предметом бесконечных нападок со стороны православных экуменистов и со стороны агрессивно настроенных еврейских властей.

В своем ответе [4] на вышеупомянутое письмо патриарха Варфоломея, который призывает к участию в переговорах, касающихся возможности объединения с монофизитами, иерусалимский патриарх отвечает, что Иерусалимская Церковь всегда выступала за примирение и единение всех людей, а в особенности, за «обращение неправославных, которых мы, демонстрируя все духовное богатство нашей Святой Православной Церкви, призываем принять ее истинное и неизменное учение, чтобы всем нам достичь единства веры и, исполнив заповедь Господа, пребывать вместе». Далее говорится о том, что «Святейшая Матерь Церковь всегда с радостью принимала покаявшихся неправославных в свое лоно»… Совершенно очевидно, что Иерусалимский патриарх выдвигает идею и способ единения, которые проповедовали еще Святые Отцы – нет и не может быть достигнут компромисс между ересью и божественной истиной, единственный путь объединения с Православной Вселенской Церковью – это путь покаяния. Далее в своем письме патриарх подчеркивает, насколько разумнее было бы время, которое понапрасну тратится на бесполезные экуменические диалоги, использовать на установление взаимных контактов с сестринскими Православными Церквами и преодолевать межправославные проблемы и несогласия, поскольку диалог с неправославными не принес никаких результатов. «Какой положительный результат принес диалог с англиканами, когда они в этот момент практикой рукоположения женщин еще больше увеличивают пропасть между Православной и Англиканской Церквями, а также и с римо-католиками, которые широко используют прозелитизм и продолжают предпринимать невероятные усилия, направленные во вред Православной Церкви». В заключении он смело утверждает, что «диалог с неправославными не только не может укрепить наши связи, напротив, это еще больше удалит их от учения Православной Церкви.

Будучи убежденной в том, что она ни в коем случае не обязана участвовать в диалоге с неправославными, Иерусалимская Церковь высказала подобную позицию еще в мае 1992 г. на съезде православных патриархов. В продолжении своего письма патриарх подчеркивает, что вследствие всех упомянутых причин он не желает принимать участие в диалоге с антихалкидонитами, идущими по пути отмены анафемы, которой Пятым, Шестым и Седьмым Вселенскими Соборами были преданы монофизиты Диоскор, Анфим Трапезундский, Евтихий, Севир, Петр Апамейский и многие другие, те, кого сегодня антихалкидониты считают «великими отцами» и «святителями», а их противников, православных отцов и святителей, – еретиками. «Зададимся вопросом, – продолжает патриарх, – как могло дойти до договора между нашей Святой Православной Церковью и антихалкидонитами? Что общего у света со тьмою?» (2Кор.6,14). Как можно называть «уважаемыми Церквами» еретические организации, которые были осуждены Святыми Вселенскими Соборами и Отцами нашей Церкви за свою монофизитскую ересь? Принять в лоно Православной Церкви антихалкидонитов значило бы пересмотреть решения Соборов и поставить под сомнение божественную благодать, которой эти решения были продиктованы и в соответствии с которыми монофизиты были осуждены как «отпавшие от православной истины» и приведшие в заблуждение миллионы христиан. Снять анафему – значит, в соответствии с решением Седьмого Собора, по которому анафеме придается всякий, совершивший нечто подобное, самим стать объектом канонического осуждения. Чтобы стать членами нашей Церкви, считает патриарх Диодор, еретикам необходимо покаяться и полностью, а не частично, принять решения всех Вселенских и поместных Соборов. До этого момента, продолжает патриарх, «Матерь-Церковь будет оставаться вне этого диалога и не станет признавать ни одно решение, которое входит в противоречие с решениями Святых Вселенских Соборов и Священного Православного Предания…» (подписано 22 сентября 1992 г. в Иерусалиме).

и солнце стало мрачно … (Откр.6:12) [3]

Неучастие четырёх поместных церквей (Русской, Грузинской, Болгарской и Антиохийской) в соборе на Крите по сути происходящих процессов ничего не меняет.

В ходе работы Собора его полномочный представитель архиепископ Телмисский Иов (Геча) (Константинопольский патриархат) заявил для СМИ, что принятые на нём решения будут обязательны для всех православных Церквей. В интервью РИСУ он отметил: —

В принципе, Собор прошёл успешно, в том смысле, что все документы, которые были подготовлены и согласованы во всеправославном процессе подготовки, были приняты. Конечно, с несколькими поправками, но эти поправки минимальны и содержание документов они не меняют по сути. Поэтому мы считаем, что Собор прошёл успешно...

Священный синод Русской православной церкви на своём заседании 15 июля 2016 года, назвав собор на Крите «Собором Предстоятелей и иерархов десяти Поместных Православных Церквей», постановил, среди прочего: —

«Признать, что состоявшийся на Крите Собор явился важным событием в истории соборного процесса в Православной Церкви, начатого Первым всеправославным совещанием на острове Родос в 1961 году.»

Перед критским собором произошли встречи патриархов поместный церквей с папой римским, точно также как обновленец-патриарх Кирилл встречался с иезуитом папой римским на острове Куба в феврале того же 2016 года.

О.Н.Четверикова: —

На состоявшейся встрече с  католикосом-патриархом всея Грузии Илией  II звучали те же призывы углублять экуменические связи   ради мира, единства и прекращения войн.  И хотя это был уже второй после Иоанна Павла II визит главы Ватикана в эту страну, патриарх приветствовал его словами: «Это по-настоящему исторический визит. Да благословит Бог две наши церкви». А папа римский отметил, что Илия II начал новую страницу в отношениях между ГПЦ и Св.Престолом, совершив первый исторический визит грузинского патриарха в Ватикан ещё в 1980 году, что укрепило существовавшие связи, основанные на взаимоуважении.

Таким образом, критский собор является итогом и подтверждением массового отступления иерархов всех поместных церквей вследствие гонений комфортом и благосостоянием. В результате во всех поместных церквах

  • изменен Устав Церкви
  • Попран Символ Веры, а именно Соборность
  • Высшая власть Церкви узурпирована иерархами
  • Поместный Собор лишен высшей власти в области вероучения и канонического устроения

26. И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого:
27. ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех.
(Св. Евангелие от Луки 17:26,27)

36. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один;
37. но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого…
(Св. Евангелие от Матфея 24:36,37)

Дважды повторяющиеся символические слова “дни Ноя” в стихах Лук.17:26 и Матф.24:37 являются определением того, что духовное состояние человечества “в пришествие Сына Человеческого(Матф.24:37) будет такое же, как и “во дни Сына Человеческого (Лук.17:26).
Значит, во дни Сына Человеческого (Лк.17:26), когда среди апостолов, избранных Господом, не было ни первосвященников, ни книжников, так будет и в пришествие Сына Человеческого… (Матф.24:37). Так будет во время Второго Пришествия и не останется ни одного первосвященника стоящего в Истине. Мы являемся свидетелями процессов, когда уже практически не осталось ни одного епископа, вследствие гонений комфортом и благосостоянием.
“Обманула ветхого Израиля мечта о высшем земном преуспеянии, обманут нового Израиля подобная мечта и подобное стремление” (Свт. Игнатий Брянчанинов).

Свт. Игнатий (Брянчанинов): —

Вещественные временные занятия и наслаждения привлекут к себе всецело внимание человечества. Обильное земное преуспеяние и огромные земные предприятия, как очевидные для всех, выставлены Словом Божиим в признак последнего времени и созревшей греховности человечества, большею частью неявной и непонятной при поверхностном и неопытном взгляде на человечество. Не можете Богу работати и мамоне, т.е. Богу и земному преуспеянию (Мф. 6.24). Служение мамоне, особливо когда этому служению принесены в жертву все силы души, есть отступление от служения Богу и верный признак ниспадения в глубочайшую, неисходную пропасть греховности. Как ветхий Израиль принес в жертву духовное достоинство, предложенное ему Искупителем, земному преимуществу и тщетным надеждам на преизобильное земное преуспеяние, так и новый Израиль, по свидетельству Священного Писания, отвергнет духовное достоинство свое, уже дарованное Искупителем, ради земного, скоро гибнущего преуспеяния, преуспеяния, предполагаемого лишь в льстивой мечте, и уничижит Святаго Духа пред своим падшим лжеименным разумом.
Обманула ветхого Израиля мечта о высшем земном преуспеянии, обманут нового Израиля подобная мечта и подобное стремление. Постигли временные и вечные бедствия ветхого Израиля за отвержение Искупителя: эти бедствия — слабый образ страшных бедствий, долженствующих быть карою нового Израиля за его преступление.
Аскетическая проповедь.

Свт. Иоанн Златоуст: —

Христос сказал это в доказательство того, что Он придет вдруг и неожиданно, когда большинство будет наслаждаться удовольствиями. То же самое говорит Павел в следующих словах: егда рекут мир и утверждение, тогда внезапу нападет на них всегубительство (1 Сол. V, 3), и в объяснение этой нечаянности сказал: якоже болезнь во чреве имущей. Как же Христос говорит: по скорби дний тех? Если тогда будут удовольствия, мир и утверждение, как сказал Павел, то как же Христос говорит: по скорби дний тех? При радостях какая может быть скорбь? Здесь разумеются удовольствия и мир, которые могут быть только у людей бесчувственных. Поэтому-то апостол и не сказал: когда будет мир, но: егда рекут мир и утверждение, изображая тем их бесчувственность, подобную той, какая была у людей и во дни Ноя, когда они, не смотря на величайшие бедствия, проводили жизнь, полную удовольствий, праведные же, напротив, проводили жизнь в скорби и печали. Отсюда видно, что с пришествием антихриста, между нечестивыми и отчаивавшимися в спасении своем, умножатся постыдные наслаждения, — тогда будет чревоугодие, объедение и пьянство. Таким образом Христос приводит пример совершенно подходящий к обстоятельствам дела. Как в то время, говорит Он, когда приготовлялся ковчег, люди не верили, и даже тогда, когда был готов и предвещал им близкое несчастие, они спокойно смотрели на него и предавались удовольствиям, как будто не предстояло им никакого бедствия, так и теперь: явится антихрист, за которым будет кончина, после кончины последуют наказания и неизреченные мучения; а люди, опьяневши от разврата, не почувствуют никакого страха и пред этими будущими бедствиями. Поэтому-то якоже болезнь во чреве имущую, по слову апостола, так и их постигнут эти ужасные и неотвратимые бедствия. Почему же не упомянул Христос о бедствии, постигшем содомлян? Он хотел представить в пример происшествие всемирное, которому также не верили, когда оно было предсказано. А так как многие не верили будущему, то Он удостоверяет их в этом прошедшими событиями, и этим потрясает сердца их. Вместе с тем Он указывает и на то, что и в прежних случаях действовал Он же.

Блж. Феофилакт Болгарский: —

И здесь Господь указывает на внезапность и неожиданность Своего пришествия. Ибо как при Ное внезапно пришел потоп и погубил всех, так будет и пришествие Его. Примерами этими, то есть примером людей предпотопных и содомлян (пред пожаром), намекается и на то, что в пришествие антихриста между людьми умножатся все неприличные удовольствия, что люди будут распутны и преданы преступным удовольствиям, как и апостол сказал, что «в последние дни люди будут более сластолюбивы, нежели боголюбивы» (2 Тим. 3, 1-2. 4). И неудивительно, что при царстве обольстителя процветет зло. Ибо он есть пристанище злобы всякого греха. Что же иное постарается он вселить в жалкое поколение тогдашних людей, как не свои свойства? Ибо от нечистого, что может сделаться чистым? Итак, люди погрязнут тогда во всяком чувственном наслаждении, подобно как при Ное, и не будут ожидать никакой неприятности, даже не поверят, если кто-нибудь заговорит им о приключении какой-либо беды, подобно людям, жившим в дни Ноевы и во дни Лотовы.

Блж. Феофилакт Болгарский: —

Господь предсказывает, что около времени пришествия антихриста страсть к наслаждениям охватит людей, и они особенно охотно будут вступать в брак, предаваться роскоши.

Лопухин А.П.: —  

История потопа, на которую здесь ссылается Спаситель, общеизвестна. Перед великой катастрофой люди вели себя так, как в обычное время. Так будет и во время второго пришествия.