Зверь и тело его. Стр. 32

Иоанн Кронштадтский: —

Он нашел их в восстановлении гнусной классической греко-римской культуры, в установлении порядка вещей, при котором господствует не здравый смысл, а больная умом мода на все, в особенности же на понятия и обычаи, идущие вразрез с христианским самоотречением от житейской гордости, похоти очей и плоти. Невидимая рука князя мира сего, видимо, распоряжалась тут с несравненно большим успехом, чем в истребительных нашествиях последователей плотской религии, обращающей людей в дисциплинированных животных с кровожадными инстинктами

Вот, что говорили богословы, жившие до раскола Церкви (1054), трактовавшие слова Откровения о звере, который “имел два рога, подобные агнчим” (Откр. 13:11). Высказывания этих богословов применимы к главе католической церкви и которого очень четко охарактеризовал свт. Игнатий Брянчанинов: — Папа есть идол папистов, он — божество их.

Свт. Андрей Кесарийский: —

Выходит он из земной, скверной жизни и имеет подобные агнчим два рога, чтобы кожей овцы прикрыть убийственность сокрытого волка и потому, что вначале постарается иметь образ благочестия

Сщмч. Ипполит Римский: —

Рога подобны агнчим (означают), что он желает уподобиться Сыну Божию и самого себя показывает царем. Говорил как дракон — указание на то, что он — обольститель и истины нет в нем

Сщмч. Викторин Петавийский: —

Который, — говорит Иоанн, — имел два рога, подобные агнчим, — то есть имел вид как бы праведного человека. Говорящий как дракон — то есть полный коварства дьявола

Тиконий: —

Два рога, подобные агнчим. Два Завета, сообразные истинному Агнцу, он попытался присвоить себе, подделываясь под агнца. Однако, как сказано, он говорил как дракон, поскольку, лицемерно подделывая истину, он обманывает тех, кого совратил. Ибо не быть ему похожим на агнца, если стал бы открыто говорить по образу дракона. Теперь притворяется он агнцем, чтобы на Агнца, то есть на тело Христово, напасть, свидетельствуя перед Богом, что тех, которые Его ищут, он обманом столкнул с истинного пути.

Экумений: —

Ибо поскольку этот грешник измышляет, что он — «Христос», но им не является, Иоанн дал ему рога, подобные агнчим. И поскольку с помощью всякого нечестия он все больше становится равным сатане, но сатаной не становится, то апостол и не сказал, что он дракон, но, что он говорил как дракон. Поскольку так обстоит дело, повествование и в видении сохранило для него образ и дало ему облик не агнца, но подобный агнцу и не дракона, но подобный дракону. Ибо Христос называется агнцем, а дьявол — драконом, но антихрист не является ни тем, ни другим.

Лопухин А.П: —

Он может быть только служебною силою по отношению к дракону и зверю; а по отношению к Агнцу он может быть только обманщиком, прикрывающимся внешним видом. Его внутреннее существо и цель его появления, как совершенно противоположные существу Агнца и его отношения к миру, ясно указываются в последних словах стиха: «говорил как дракон». Его слова суть слова лукавства и прельщения, и их цель будет соблазн и гибель людей (Мф. 7:18)